• дайджест
  • "Шансон года 2004"
  • "новая газета"
  • ren tv
  • журнал "ах"
  • журнал "Play" 2001
  • Intermedia
  • журнал "Ом"
  • multikulti
  •   афиша 2013  
      новости  
      музыка  
      видео  
      Видение  
      История  
      пресса  
      Программы  
      галерея  
      Дискография  
      Контакты  
      концерты 2011-2012  
      встречи  

    > журнал "ах"

    пресса · журнал "ах"

    Ah journ logoAh journоктябрь 2003

    Безумно красивая (в зале жёны отслеживают взгляды мужей, когда она выходит на сцену), с шикарным проникновенным голосом, и тонкой пластикой, Леонсия Эрденко, прежде всего, цыганка. В том самом, барско-лениво-огниво-русском понимании этого слова.

    Леонсия принадлежит к старинному цыганскому роду Пономарёвых-Эрденко и с детства находится в атмосфере цыганского фольклора. Решающую роль в судьбе Леонсии сыграл её отец, известный цыганский музыкант-виртуоз, основатель ансамбля Джанг. Объездив в 80-х весь Союз с концертами "Джанга", наша сегодняшняя героиня участвовала во множестве музыкальных проектов.

    Леонсия вполне современная мать двоих детей, занятая любимым делом, которое ещё и кормит; поэтому на вопрос "Карьера удалась?" отвечает "Конечно!".
    В последнее время замечена вместе с мужем, гитаристом Алексеем Безлепкиным?, в на концертах Лойко, джипси-группы своего дяди Сергея Эрденко, и трио Эрденко. В обоих случаях в качестве вокалистки (Ах! этот голос!). Так же подозревается в подготовке нового альбома вместе с Георгием Барыкиным. Но ни слова, ни концертный драйв, ни тем более записи её голоса, не выразят взгляда огромных грустных глаз. Что мне сказали эти глаза - пусть останется маленьким секретом. А пока история Леонсии Эрденко, рассказанная её голосом…

    Вы начали выступать в "Джанге", группе своего отца, ещё в школе. Говорят, что это получилось случайно…

    Да. Тут интересная история. Когда мы ходили в школу, папа репетировал почти всегда дома, и мы с сестрой Раддой каждый день становились невольными слушательницами. Репетиция начиналась в двенадцать, а в час мы приходили с занятий и всё это слышали и впитывали. У папы в ансамбле было три артистки. И по стечению обстоятельств они забеременели в один момент. А когда они временно выбыли из состава Джанга, надо было ехать на первый всемирный цыганский фестиваль. Папа не растерялся, устроил нам с Раддой экзамен: "Эту партию знаете? А эту?". А в Джанге всё было расписано на три голоса, но мы всё это давно знали наизусть. Тогда я училась в девятом классе. И папа увёз меня на фестиваль, а потом ввёл в постоянный состав Джанга. На этом закончилось моё школьное образование.

    А образование музыкальное? В семь лет Вы пошли в музыкальную школу для одарённых детей. Это было ваше желание или это было продиктовано семейными традициями? И не было ли планов заняться чем-то другим?

    Музыкальная карьера была совершенно естественна, других вариантов, в общем, не было, хотя одно время я хотела стать художником. Но когда я начала рисовать, то поняла, что это ужасно трудно. У меня были грандиозные задумки, планы, но я осознала, что не смогу это осуществить.

    Но в результате всё-таки музыка. Какой была работа в Джанге?

    С одной стороны, ужасно интересно. Но с другой - немного неприятно. Дело в том, что папа по натуре тиран и не признавал, по большому счёту, достижений своих дочерей. В ансамбле он относился к нам требовательнее всех - по принципу "бей своих - чужие бояться будут". Но в остальном всё было ужасно интересно. Кроме того, мы объездили, работая в Москонцерте, практически весь Союз. И я очень близко знаю все эти жуткие разваливавшиеся автобусы, гостиницы с тараканами. Но тогда, в молодости, это не казалось такой уж большой проблемой.

    Джанг - это исключительно цыганская музыка?

    Музыка-то цыганская, но обработка Николая Эрденко. Папа видел это всё по-своему, раскладывая мелодию на три голоса и балансируя между цыганским и грузинским фолком.

    Наверное, сложно быть дочерью маэстро.

    Знаете, в семье не часто обсуждался уровень папиного мастерства. Об этом я слышала только от его друзей из консерватории. Они уверяли, что отец - удивительный именно классический музыкант. Это подтверждается ещё и тем, что в семидесятых годах, когда папа ещё учился в консерватории, его послали на международный фестиваль в Японию защищать честь Советского Союза. Он занял первое место.

    А с мужем вы познакомились тоже в Джанге?

    Да. Когда Алексей пришёл к нам в ансамбль, мы с Раддой возмущались: как так! мы такие красивые будем с ним на одной сцене?! Он показался нам почему-то таким большим, страшным… Но папа, как обычно, не прислушался к нашим стенаниям - и правильно сделал. К счастью, я могу сказать, что Алексей - это тот идеал, который я всегда себе представляла. Он помогает мне во всём. Мы советуемся по поводу буквально каждой ноты и нам всегда есть, о чём поговорить. К тому же, мы никогда не разлучаемся. Может быть, поэтому музыка никогда не кажется работой - это стиль жизни, льётся как река.

    Стиль жизни один, стиль музыки один, однако, вместо Джанга теперь трио Эрденко и ансамбль Лойко…

    Джанг распался вскоре после того, как Москонцерт перешёл не хозрасчёт. Папа - музыкант, а не администратор. Остался только семейный костяк Эрденко. Лойко даёт концерт двенадцатого октября в зале им. Чайковского. А насчёт трио Эрденко… - оно прогрессирует, участвует в новых проектах. Но один из животрепещущих проектов для меня заключается вот в чём: у меня есть два сына, теперь нужна девочка-дочка. Но это пока заслоняется другими проектами, которые тоже как дети.

    Расскажите про творческую работу со своей сестрой.

    Мы настолько чувствуем друг друга, когда поём, что даже друг на друга не смотрим. Этого добиваются десятилетиями, а мы это чувствуем… спиной. Несмотря на это, у нас и разногласия есть с Раддой, потому что она любит соул, а я считаю, что цыганская музыка - это всё-таки рок. Но уживаемся.

    Может, именно из-за этого единства живые концерты Лойко и Эрденко выгодно отличаются от записей.

    Цыганские записи - это вообще странная вещь. Энергию невозможно записать в студии, её можно почувствовать в зале. Наши диски можно слушать только как дополнение, домашнее продолжение концерта. В этом наша магия. Не в гадании. В моей семье вообще гаданием никто не занимался.

    А как относились в семье к таборам и прочим атрибутам классической цыганской культуры?

    Мы полностью осёдлые. Я даже цыганского языка не знаю - так слова некоторые. Хотя у меня есть подруги, классические цыганки, но даже они уже со мной говорят на русском. А благодаря мужу, я сильно полюбила русскую культуру - не частушки, а грустные православные песни. Что касается цыганской музыки, то наша семья настолько осовремененная, что значительную часть чистого цыганского фольклора, таборные песни, я изучала сама по книжкам и по рассказам папиных друзей.

    Ваши дети так же будут продолжать традицию?

    Я скажу, что у них всё для этого есть. У обоих абсолютный слух. Оба скрипачи. Однако они, безусловно, страдают от недостатка внимания, потому что мы всё время заняты. Но если честно, то я против их музыкального будущего. Это мне повезло - у меня муж тоже музыкант. Отнюдь не каждый сторонний человек готов стать такой второй половиной . Но они будут, конечно, выбирать сами.

    Алексей Терехов - Леонсия Эрденко
      афиша 2013  
      новости  
      музыка  
      видео  
      Видение  
      История  
      пресса  
      Программы  
      галерея  
      Дискография  
      Контакты  
      концерты 2011-2012  
      встречи  
    Сделано в IMHO VI